Увайс Кантаев

22 января 1995 года, вернувшись с позиций, находящихся недалеко от вокзала на Беликовском мосту, Мухадди отдал приказ, чтобы ни один человек, находящийся на базе, не выходил за пределы территории, и ни один из тех, кто заходил на базу, не покидал бы её. База находилась на территории Чечен – Аула, примерно в 8 км от города Грозного. Также поступил приказ усилить охрану. Мы не знали, почему дана настолько усиленная команда, и Мухаддин никому ничего не говорил. Мы ждали дальнейших распоряжений.
Появился Джохар Дудаев со своей охраной. Он поздоровался, обняв всех нас. Охранники, которые были выставлены, тоже пришли. Мой старший брат Альви обнял Джохара и приподнял его. Он спросил его: “Ты сколько килограмм весишь?”. “Вешу-то я 92 килограмма, но эти настырные охранники надели на меня бронежилет почти с мой вес”.
Зашли мы в комнату, приготовленную для совещания. Джохар пошутил: “Что у вас есть перекусить? А то сейчас придут Зелимхан и другие, давайте покушаем, пока эти голодные волки все не съели”.
Хьаваж Сербиев сказал мне: “Сделай видеозапись, не упускай эту возможность. Будет интересная перепалка, потому что был сдан Президентский дворец. Такая возможность не каждый раз предоставляется”. Я спросил у Джохара, можно ли сделать видеозапись. Он сказал: “Ни в коем случае, мы сдали этим шакалам Президентский дворец, и у нас будут разборки, которые никто не должен видеть, пока мы их не уладим”.
Подумав: “Неужели я упущу эту возможность”, – я поставил кассету на 190 минут и залепил светящуюся лампочку жвачкой, чтобы никто не увидел. Я поставил камеру на холодильник и включил в розетку. Затем нажал “Record” и ушёл в сторону.
После шуток и смеха, когда собрались все приглашённые на совещание командиры, Джохар сказал:
– Давайте сделаем дуа за погибших шахидов, за тех, кто отдал свои жизни за свободу и независимость.
Потом первый вопрос был задан Зелимхану:
– Что у нас на фронтах?
После бомбовых налётов на Президентский дворец Зелимхан был оглушён и разговаривал громким голосом.
– Для меня было бы честью умереть в этом Президентском дворце со своими солдатами, но этот человек вынудил меня покинуть Дворец, – и он указал на Аслана Масхадова. – Мне не о чем тебе докладывать, пусть начальник штаба тебе и докладывает, где какие позиции.
– Мы должны выжить и победить, мы ещё успеем умереть. Этот президентский дворец нам ничего не даёт, пусть эти собаки сдохнут там, – сказал Аслан Масхадов.
Джохар стукнул кулаком по столу и сказал: “Хватит устраивать эти разборки о сдаче Президентского дворца, если бы наши враги знали, какие вопросы мы обсуждаем на этом совещании, они умерли бы от разрыва сердца. Перед нами стоит вся мощь Советского Союза, весь его вооружённый потенциал, накопленный за все годы его существования. И мы не должны ссориться и обвинять друг друга. Поскольку Зелимхан является вице-президентом, пусть Аслан даст ему руку, обнимитесь и простите друг друга”.
После того, как они обнялись и помирились, Аслан Масхадов доложил о ситуации. Он объяснил, что по левую сторону реки Сунжи – позиции русской армии, а на правом берегу – наши позиции. Аслан рассказывал, каким образом надо будет отходить, если придётся оставить город Грозный. Главными направлениями было Чернореченское и Шатойское. Если они будут наступать такими темпами, мы сможем удерживать город до конца марта, но я предлагаю в марте оставить город и уйти в горы. Вы будете решать, как быть дальше”.
После выступления Аслана Масхадова зашёл Усан Имаев, на тот момент генеральный прокурор. Он был в форме простого солдата. Джохар посмотрел на него:
– Посмотрите на моего льва! Чтобы я больше никогда не видел тебя в этой форме, ты, в конце концов, генеральный прокурор ЧРИ.
После этого выступил раненный в ногу Руслан Гелаев. Он рассказал несколько весёлых историй о прошедшем сражении.
После этого принесли еду. Помню, как Джохар Дудаев назначил Ису Абзотова генеральным представителем за пределами Чеченской Республики, собственноручно написав на его имя мандат. После того, как он поставил печать и расписался, он отдал устные распоряжения. Иса сказал, взглянув на мандат:
– Может быть, его напечатать, чтобы было легче читать?
Джохар посмотрел на него и ответил:
– Придёт время, и ты будешь гордиться мандатом, написанным собственноручно Президентом Чеченской Республики Ичкерия.

13.04.2021г.